Главная » Наука » Может ли комета «Невероятный Халк» поразить Землю гигантской молнией

Может ли комета «Невероятный Халк» поразить Землю гигантской молнией

Появление в центре Солнечной системы кометы PanSTARRS (C/2017 S3), которую за изумрудный газовый шлейф окрестили «Невероятный Халк», наделало большой переполох. Хотя космическая гостья максимально могла приблизиться к Земле только на расстояние в 0,76 астрономических единиц (астрономическая единица это расстояние от Земли до Солнца), а это более 100 миллионов километров, некоторые ученые опасались катастрофического развития событий. Так, российский исследователь кометных метеоритов Евгений Дмитриев в интервью «Интерфаксу» предположил, что комета «Невероятный Халк» может стать источником мощнейшего электромагнитного импульса.

— Комета приблизится к Солнцу ближе, нежели Меркурий, что приведет к сильнейшему разогреву поверхности кометы и увеличению ее газопылевого облака, — пояснил Дмитриев. — Пока мы не знаем, какие размеры примет ее и так гигантское газопылевое окружение. При прохождении Земли через хвост яркой кометы не исключено возникновение гигантской молнии, порождающей мощнейший кометный электромагнитный импульс (КЭМИ). Электрический разряд при е сближении кометы с Землей может стать губительным для нашей цивилизации. Полностью выйдет из строя все электронное оборудование, прекратят работу предприятия и объекты жизнеобеспечения, включая электростанции, остановится транспорт, упадут самолеты.

Насколько вероятно такое катастрофическое развитие событий? Об этом мы спросили известного ученого-астрофизика, профессора МГУ Владимира Липунова.

— Для начала давайте разберемся, почему молнии возникают на Земле, — говорит Владимир Михайлович. — В результате трения между облаками образуется огромная разница потенциалов – в десятки киловатт, этого достаточно для ионизации молекул воздуха. Но атмосфера Земли и космос это разные вещи. В космосе в миллиарды раз меньше частиц. Кометный хвост не может быть проводником электричества в силу того, что там концентрация вещества на двадцать порядков ниже. Там пробивать не чему! Действительно серьезные ученые рассматривали гипотезу, что некие заряды электричества могут возникать в плотных областях около кометного ядра, где плазма ионизирована. Но мы-то пролетим в 100 миллионах километров от ядра кометы! Там нет вещества, по которому молния могла бы прийти к нам.

— Взорвалась ли комета, как это утверждают, некоторые астрономы, или нам все-таки предстоит встреча с ней?

— Когда комета приближается к Солнцу, она действительно может взорваться за счет нагревания. Что такое комета? Это такая глыба льда, которая похожа на кучу ноздреватого грязного майского снега. В советское время дворники не так тщательно убирали снег, как это делают сейчас наши гости с юга. И в укромных уголках эта куча могла лежать чуть ли не до июля. А теперь представьте, что будет, если эту кучу снега кинуть на Солнце. Только снег должен сваляться почти до каменной плотности. Если внутри он разогреется в этих «ноздрях», кучу разорвет тепловым ударом. По-видимому, это случилось и с кометой Халка. Но история с кометой привлекла внимание к теме, над которой я бьюсь уже много лет.

— Что вы имеете ввиду?

— Я говорю о системе обнаружения опасных астероидов и комет. Да, вероятность падения мала. Но если это случится, последствия будут ужасающими. Мы в МГУ создали глобальную сеть телескопов-роботов МАСТЕР. Наши телескопы стоят в Аргентине, Южной Африке, на Канарских островах и в разных точках России. Система создана для открытий новых явлений во Вселенной. И она работала прекрасно, в год мы публиковали более десятка работ в ведущих научных журналах. Например, мы участвовали в Нобелевском открытии: 5 телескопов независимо друг от друга зафиксировали гравитационные волны – четыре американских и 1 наш. Но у американцев телескопы диаметром под 2 метра, а у нас 40 сантиметров. У них один телескоп стоит 200 миллионов долларов и они таких строят еще 4 штуки. Нам с ними сложно тягаться.

— Опять все козыри у них?

— Не все — нас софт лучше! Вот сейчас нам нужно делать следующий шаг. Я говорю: дайте нам 20 миллионов евро, мы строим сеть метровых телескопов и тут же прикрываем 15-20 процентов неба от опасных астероидов – это очень много! После Челябинского метеорита мы чуть-чуть усовершенствовали программное обеспечение и открыли уже 8 опасных астероидов. И это на маленьких линзах! А представляете, какой объем Вселенной мы будем видеть на метровых телескопах?! В 30 раз больше чем сейчас! Сейчас мы делаем 1-2 открытия в день, а будем совершать в 30 раз больше. Мы засыпем мир научными данными! Но у нас в России по старинке деньги дают не за работу, а исходя из номенклатурной ценности научного чиновника. Систему наблюдения предлагают создать людям из РАН, которые в жизни ни одного опасного астероида не открыли. Они, как я слышал, затребовали 50 миллиардов рублей. Но для системы обнаружения опасных космических объектов не нужны эти миллиарды. Мы делаем это гораздо дешевле – 20 миллионов долларов это стоимость одного футболиста средней руки. Россия очень важна для глобальной системы безопасности: с нашей территории контролируется 20-30 процентов неба. Когда у нас ночь — в США день и американские телескопы «спят», они не могут работать. А представьте, что в этот момент к Земле подлетает «чушка» диаметром в 100 метров…