Главная » Экономика » Спрос и предложение на глобальном рынке нефти в 2019 году

Спрос и предложение на глобальном рынке нефти в 2019 году

Москва, 4 января — «Вести.Экономика». Падение стоимости нефти свидетельствует о том, что, по мнению многих участников рынка, пик цен в сентябре 2018 г. был максимумом последнего цикла. Что ожидать от спроса и предложения в 2019 г.? Об этом рассуждает Константин Фенченко, аналитик департамента операций на финансовых рынках «СМП Банка».

Константин Фенченко, аналитик департамента операций на финансовых рынках «СМП Банка»

«В конце сентября нефть марки Brent пробила психологическую отметку $80. Попытки преодолеть эту отметку неоднократно предпринимались с начала мая, когда администрация США объявила о возобновлении санкций в отношении иранского экспорта. Непосредственным толчком к этому прорыву стало решение картеля ОПЕК и России не увеличивать объем производства в ближайшей перспективе. На первый взгляд, реакция рынка могла бы показаться чрезмерной, ведь ОПЕК пообещала, что будет поддерживать необходимое предложение нефти на международных рынках даже тогда, когда санкции против Ирана вступят в силу в ноябре. Тогда опасения дилеров казались оправданными.

В последние месяцы глобальный спрос оценивался на уровне чуть менее 100 млн баррелей в сутки. Отметим, что продолжающееся сокращение запасов нефти стран OECD свидетельствует о небольшом дефиците предложения (см. рис.1.). Избыток запасов нефти, образовавшийся в 2014-16 гг. из-за низких цен на нефть, полностью утилизирован, величина запасов вернулась на долгосрочной тренд (см. рис.1). Картина спроса в целом ясна. Предполагая умеренный рост мировой экономики в 2018-19 гг., мировой спрос на нефть в ближайшие 12 месяцев вырастет на 1,5-2 млн баррелей в сутки (более высокие цены подразумевают рост спроса в нижней части этого диапазона).

Неопределенность существует в отношении поставок нефти на рынок. В отсутствии санкций в отношении Ирана производителям было бы несложно удовлетворить ожидаемый мировой спрос. Несмотря на узкую горловину нефтепроводов в Пермском бассейне Западного Техаса, поставки сланцевой нефти в США продолжают увеличиваться. За 12 месяцев, закончившихся в середине сентября, добыча нефти в США выросла на 1,6 млн баррелей в сутки (выше, чем в разгар нефтяного бума до 2014 г.) и достигла рекордных 11 млн баррелей в сутки! Весьма вероятно, что при более высоких ценах, стимулирующих увеличение капитальных затрат, прирост добычи нефти превысит официальный прогноз 2019 г. в 1 млн баррелей в сутки.

Отметим, что члены ОПЕК, не подпадающие под действие квот (Нигерия и Ливия), смогли нарастить производство в 2018 г., экспорт Ирака также увеличился. Саудовская Аравия утверждает, что располагает запасом мощностей в размере 1,5 млн баррелей в сутки (хотя сколько из этой величины может быть введено в производство в короткие сроки — неизвестно). Учитывая это, существует высокая вероятность, что рост производства в США плюс резервные мощности Саудовской Аравии позволят удовлетворить прирост глобального спроса и компенсировать продолжающийся спад в нефтяной отрасли Венесуэлы, где за последние 12 месяцев производство сократилось на 700 тыс. баррелей в сутки и которое может снизиться настолько же в течение следующего года (см. Рис.2).

Вступившие в силу 5 ноября санкции США в отношении иранской нефтяной экспортной отрасли оказались, по сути, не более чем пустыми угрозами. В самом деле, крупнейшие импортеры иранской нефти – Китай, Индия и Турция – были выведены из-под американских санкций. Предположим, что в 2019 г. Иран будет экспортировать примерно 2,5 млн баррелей в сутки, то есть столько же, сколько было в мае 2018 г. до объявления о введении новых санкций против Ирана. Учитывая потерянные примерно 500 тыс. баррелей венесуэльского производства, мировое производство нефти в 2019 г. прирастет на 2,5 млн баррелей в сутки.

В самом деле, если производители США сланцевой нефти разошьют узкие места, чтобы добавить еще 1,6 млн баррелей в течение ближайших 12 месяцев, если Саудовская Аравия привнесет на рынок все заявленные 1,5 млн баррелей в сутки свободных производственных мощностей и если Россия сможет направить 200 тыс. баррелей в сутки избыточных мощностей (учитывая недавний прирост рост производства в России), мир может столкнуться в следующем году с небольшим избытком поставок нефти на несколько сотен тысяч баррелей в день.

Очевидно, что многое зависит от того, насколько эффективными окажутся санкции США в отношении Ирана при их полном осуществлении. Если администрация США требует от импортеров сократить закупки иранской нефти до нуля, то разумно ожидать, что в этом предельном случае экспорт Ирана может упасть ниже минимумов 2013-15 гг., то есть до уровня около 1 млн баррелей в сутки; какая-то часть иранской нефть все равно потечет: иранцы найдут способ уклонится от санкций. Если это произойдет, то рынок столкнется в следующем году с дефицитом примерно в 1 млн баррелей в день. Полагая, что истина всегда где-то посередине, разумно ожидать в 2019 г. дефицит поставок в размере около 500 тыс. баррелей в сутки.

Так что же изменилось с тех пор? Ответ прост: рыночные настроения. Как показано на рис. 3, длинные позиции по нефти Brent и WTI, открытые инвесторами, сократились более чем в два раза с 1 млрд баррелей нефти в конце марта до 448 млн баррелей в конце декабря, при этом чистые длинные позиции снизили на 55% всего за последние шесть недель. Это падение действительно говорит о том, что многие участники рынка полагают, что сентябрьский пик цен на нефть, скорее всего, был максимумом текущего цикла.

Таким образом, учитывая умеренно дефицитный глобальный баланс спроса и предложения, любой разворот настроений делает цену на нефть очень уязвимой к шокам роста в 2019 г.».